Академия Государственной Противопожарной Службы МЧС России
30 лет МЧС россии 75 лет с дня победы Академия Государственной Противопожарной Службы МЧС России
Translate / Übersetzen / Traduire / ترجم Версия для слабовидящих Распечатать
Личный кабинет
Бутко Вячеславу Сергеевичу
Академия Государственной Противопожарной Службы МЧС России
Показать меню
Показать инструменты

От отца к сыну: пожарная династия Алешковых

Унаследовать дело отца всегда считалось почётным. О представителях таких семей снимали фильмы, писали книги. Династии – главная ценность любого коллектива, когда на рабочем месте родителей сменяют дети. В них воспитывается и передается через поколения честное, добросовестное, уважительное отношение к труду, безграничная преданность своему делу.
В преддверии празднования 30-летия МЧС мы встретились с представителем пожарной династии Алешковых: с доктором технических наук, профессором, академиком национальной академии наук пожарной безопасности, заместителем начальника по научной работе Академии ГПС МЧС России с Михаилом Владимировичем Алешковым. 

– Михаил Владимирович, кто стоит у истоков Вашей пожарной династии?
– По большому счёту династия начинается с моего отца, Владимира Дмитриевича Алешкова. Я проанализировал, сколько человек составляют нашу династию пожарных – оказалось 8 человек. И уровень родства разный. Это и мой отец, и я, и мой сын. Это мои зятья, племянник. Как-то так получилось, что мы все имеем непосредственное отношение к пожарной охране. Должности – от рядового пожарного до управленческого звена: отец был начальником управления пожарной охраны Кировской области. Моя должность, наверно, я считаю, ниже – заместитель начальника академии по научной работе. Общий стаж нашей династии в пожарной охране составляет почти 160 лет.
Мой отец, Владимир Дмитриевич, приехав в Москву поступать учиться, однажды оказался на стадионе «Динамо», где проходил чемпионат мира по волейболу. Там он познакомился с ребятами из пожарной охраны, которые готовились к Первенству по пожарно-прикладному спорту. У отца была хорошая физическая подготовка, и он загорелся желанием стать таким же, как эти ребята – бойцом-спортсменом. По их совету он поступил учиться в Ленинградское пожарно-техническое училище. Это было в 1950 году. Отец был практик – «тушила». Прошёл все ступени службы – от начальника караула до руководителя пожарной службы огромного региона. 

– Для Вас вопрос будущей профессии был решён уже в детстве, основываясь на примере отца?
– Я себе много раз задавал этот вопрос. Каждый человек пытается определить тот момент жизни, когда он начал осознавать себя как личность. Я себя осознал, когда мне было, наверное, лет пять. Это было в пожарной части города Саранска, где мы жили с родителями. Коридор, с одной стороны – это караул на выезд на пожар, с другой стороны – комнатушка, где жила моя семья. И я фактически все свое детство проводил с бойцами, с караулом. В памяти отложилось, как они выезжали на пожар, как был организован их быт. Так что, я продукт этой системы, системы, которая называется – Пожарная охрана. Вот так я это назову. Сложно было себя отделить от этого. Поэтому если с детства человек видит изнутри эту профессию, то он и берет ориентир на неё. Конечно, у меня были мысли пойти и в военное училище, но я понимал, что профессия пожарного не менее интересна, чем у военных. Я видел, как работал мой отец, каким он возвращался с пожаров, это тоже сформировало у меня определённое мировоззрение. Всё это очень сильно повлияло на мою дальнейшую судьбу и, в частности, научную тематику моих исследований. Когда оканчивал школу, я для себя уже принял решение, что пойду по стопам отца. В 1979 году я поступил в Ивановское пожарно-техническое училище, где получил хорошее образование и особенно практику. Нам давали возможность работать на реальных пожарах, мы заступали на дежурства в учебную пожарную часть. 

– Михаил Владимирович, где Вы получили первый опыт работы с огнём?
– После окончания училища я был назначен начальником караула специализированной военизированной пожарной части № 3 города Кирова. И в полной мере ощутил, что такое профессия пожарного. Потому что начальник караула – это та ключевая должность в пожарной охране, на которой держится вся наша служба, когда ты постоянно на острие, тушишь пожары, все время на выезде. Это работа с людьми,
техникой, когда ты знаешь всю систему не понаслышке, а изнутри. Хочу рассказать одну историю. Пожарные Ярославля выпустили диск с песнями о пожарных. И одна из песен называется «Парень в трамвае». Интересная песня, поётся о том, что молодой человек сидит в трамвае и спит, а старики ругаются: «…вот какая молодёжь пошла, место не уступает, спит тут…». А в песне говорится: «Да он с войны вернулся, в сутках - на пожарах был». И у меня в жизни была такая ситуация. Тяжёлые сутки оказались, фактически из машины не вылезали, масса вызовов было, и я тоже ехал в автобусе домой и уснул. Просыпаюсь и осознаю, что вокруг меня пожилые люди и мне так стало неудобно. И всегда, когда я слушаю эту песню, вспоминаю начкарскую молодость. Считаю, что она реально характеризует нашу профессию. В жизни ты обычный человек, никто же не знает, что ты всю ночь тушил пожары. 

– Известный русский литератор В. А. Гиляровский писал: «Каждый пожарный – герой, каждую минуту – на войне, каждую минуту рискует головой». Михаил Владимирович, какие выезды в составе пожарного расчёта остались с Вашей памяти? Сколько их было?
– Было несколько пожаров в моей жизни, которые каким-то образом повлияли на моё мировоззрение. Один из них произошёл в конце 1960-х годов, когда мы жили в Саранске. Отец был заместителем начальника отдела пожарной охраны. Пожар случился в Саранском университете в декабре под Новый год. Температура на улице была около – 40 ℃. При тушении крупных пожаров при такой низкой температуре возникает очень много проблем. Я сам этот пожар не видел, но я видел, каким отец приехал с тушения. Он был в тулупе, который полностью был промокший и весь замороженный, что он не мог даже его снять, у него были валенки и пробитые гвоздями ноги. У меня это зафиксировалось в памяти на всю мою жизнь. 

– Сколько Вам было лет?
– Лет 6 или 7. Потом мы с отцом ходили на место этого пожара, и отец мне показывал выгоревшие окна. Он рассказывал, что это было огромное, с деревянными перекрытиями здание, тушить было очень сложно, тем более в мороз. Этот пожар остался в моей душе. 

– Ваш первый «реальный» выезд на пожар? Каким он был?
– Пожар, который определённым образом сформировал во мне философию пожарного, случился, когда я был курсантом 2 курса Ивановского пожарно-технического училища. Горел подвал жилого дома. Это была первая работа в составе газодымозащитной службы (ГДЗС). Довольно сложная категория пожара, профессионалы знают, что такое работа звеньев ГДЗС. Ты идешь туда, где не видно ничего и не знаешь, что будет. Звено, ствол и мы, пробравшись по этому подвалу, вышли на очаг – увидели пламя, низкий потолок и бегущий огонь. Это тоже осталось на всю жизнь. Сложный был пожар, но на таких пожарах познаёшь свою профессию.
Ещё один пожар, который «сидит в душе» – это пожар животноводческого комплекса в Ивановской области, в те же годы, когда я был ещё курсантом. Температура была минус 30 – 35 градусов. Поначалу было все хорошо, но когда под утро мороз стал крепчать, мы стали понимать, что значит работа пожарного в условиях низких температур. Там я столкнулся с огромным количеством замороженных рукавов. Пожар-то мы потушили, а техника, которая при этом была задействована – вся замёрзла. Уборка техники, пожарных рукавов позволили прочувствовать и эти сложности профессии пожарного. Впоследствии эта проблема стала темой моих научных исследований, которыми я занимаюсь уже много лет.
Запомнился ещё один не простой пожар. Когда я работал начальником караула, участвовал в тушении пожара жилого двухэтажного деревянного дома барачного типа. К нашему прибытию на место он горел весь. Первые 10 – 15 минут мне, в качестве первого руководителя тушения пожара, приходилось организовывать эвакуацию людей и тушение пожара. А это маленький караул, отсутствие ближайшего водоисточника, забор воды был в отдалённости полукилометра. К счастью, жертв не было. Потом прибыли силы и средства и пожар потушили. Это было в Кирове. 

– Были ли случаи в жизни, когда приходилось помогать людям в свободное от службы время?
– Да, был один такой случай. Ехал на машине на дачу, смотрю – горит дом. А машин пожарных нет. Подъехал, а там пожар. У меня, как у профессионального пожарного, первым вопросом был вопрос эвакуации людей. Пока эвакуировали людей, машины подъехали, дальше организовали тушение. 

– Что послужило выбором тематики Ваших исследований? Почему именно машины?
– Будучи слушателем ВИПТШ, я с огромным интересом слушал лекции выдающегося учителя – М. Д. Безбородько. Благодаря его таланту лектора, я пришёл проситься на диплом на кафедру техники, хотя всегда себя видел только «тушилой». А Михаил Дмитриевич меня спросил: «Ну что, начкар, какую проблематику ты видишь при тушении пожаров?». И вот тут проблема тушения в условиях низких температур «нашла своего героя». Мы определились с тематикой: «Обеспечение работы пожарных подразделений в условиях низких температур». Что страдает при этом? Это, конечно же, техника. Защитил диплом. Потом поступил в адъюнктуру. Я понимал ту проблематику, знал, что наиболее уязвимым является техника, замерзают рукава. Во время учёбы была возможность поднять статистику, работать в архиве, проводить аналитические исследования. У нас получился массив отказов техники при работе пожарных в условиях низких температур. Тот далёкий пожар конца 60-х годов, когда мой отец тушил мордовский университет, меня привёл к тому, что уже в зрелом возрасте я начал серьёзно заниматься этой тематикой. Когда писал кандидатскую диссертацию, связанную с работой рукавных линий, провёл много экспериментов при низких температурах в различных регионах России. Несколько раз вылетал зимой в Братск. Мы проводили полигонный эксперимент в сложных условиях на Братском море с подачей воды и исследованием: как она охлаждается, как замерзает, как работает пожарная техника. И это при температурах ниже – 40 ℃. В Иркутске тоже проводили исследования. Целая серия экспериментов у меня проходила на севере Коми. Это помогло сформулировать проблематику, обозначить наиболее уязвимые элементы для воздействия низких температур. Защитив кандидатскую диссертацию, остался работать на кафедре техники преподавателем. В начале 2000-х годов, когда я был начальником кафедры, в рамках научной школы М. Д. Безбородько у нас сформировался молодой творческий коллектив. Было желание создать технику, которая бы могла работать при температурах до – 60 ℃, чтобы зимой при самых низких температурах пожарным было с чем работать. Мы стали разрабатывать специализированные пожарные машины, сначала были робкие шаги, появился первый автомобиль быстрого реагирования. Впоследствии начали отрабатывать технологию создания техники, соответствующей тем задачам и проблемам, которые существуют в пожарной охране. 

– Михаил Владимирович, вижу, как загораются Ваши глаза, когда вы говорите о машинах. Сколько их разработано на сегодняшний день?
– Создано уже 15 автомобилей. Это, в основном, высокотехнологичные автомобили, которые предназначены для тушения сложных пожаров. Это и мобильный комплекс тушения пожаров и проведения аварийно-спасательных работ в транспортных тоннелях, и высокоманевренный пожарно-спасательный автомобиль с роботом-пожарным. Разработана серия техники для работы в условиях низких температур. На сегодняшний день мы создали уже четыре различных вида автомобилей, которые могут работать при очень сложных метеорологических условиях. Техника есть в гарнизонах, её применяют, дают очень хорошие отзывы. Последняя машина, которую мы разработали в этом направлении в 2019 году – это пожарный автомобиль обеспечения работоспособности насосно-рукавных систем при тушении пожаров в условиях низких температур «Гефест». Эта машина сейчас находится на опытной эксплуатации в Иркутске. 

– Получается, что в Вашей пожарной династии из практиков постепенно был осуществлён переход в науку, так? Хотели ли Вы, чтобы впоследствии виток спирали повторился, и кому-то из потомков была ближе работа с огнём?
– У меня отец был «тушила», я «потушил» и потом ушёл в науку, сын у меня уже полностью в науке, на кафедре пожарной автоматики. Зять в надзорной деятельности, занимается экспертизой и расследованием пожаров. Двоюродный брат проработал 20 лет пожарным. Было бы здорово, если бы кто-то из наших потомков пошёл в тушение. Если полностью отдать свою жизнь тушению, то это непросто. Среди моих друзей были и есть настоящие пожарные-«тушилы», которые вызывают огромное уважение – Евгений Чернышев, Виктор Климкин, Михаил Верзилин. Чтобы достичь такого уровня нужна огромная любовь к нашей профессии. Многие мои ученики работают «тушилами». К примеру, Максим Казаков, он пять лет работал начальником караула в Москве. На мой вопрос «Как оцениваешь свою работу начальника караула?», – он мне сказал, что за эти 5 лет его караул спас 20 человек, спасли, вытащили из огня. Как Вы считаете, 20 спасённых жизней – это результат? 

– Да, есть чем гордиться, есть о чём говорить.
– Я горжусь своими учениками. Все мои пять защитивших кандидатские диссертации учеников – высококлассные учёные, которые формируют наш научный потенциал. Они уже сами готовят учеников. Я ими горжусь, талантливые ребята. Приносят большую пользу для пожарной охраны. Основное, чем они занимаются, это исследование современных технологий пожаротушения и внедрение этих технологий в создаваемой технике. И всё это делается для борьбы с пожарами. Без техники и технологий тушить не представляется возможным. 

– Быть представителем пожарной династии – двойная ответственность, потому что надо держать ответ не только перед коллегами, но и прежде всего перед семьей, своими отцами и дедами, поддержать их честь, оправдать свою принадлежность к роду. Какие семейные традиции существуют в Вашей семье?
– Мы всегда за любым застольем произносим тост, как принято это у пожарных «За добро». Слушаемся отца. Он как самый мудрый пожарный в нашем роду дает наставления. Отец очень хороший практик, один из главных оппонентов в моих разработках. У нас вся жизнь связана с пожарной охраной, МЧС. И в знаменательный день, в день рождения МЧС, 27 декабря наша пожарная династия Алешковых отмечает день рождения моей внучки. 

– Это знаковый подарок судьбы ко дню спасателя! Михаил Владимирович, каковы будут пожелания коллегам, связавшим свою жизнь с МЧС России?
– Можно я использую слова моего учителя М. Д. Безбородько? «Если вы хотите быть успешны в работе, в жизни – любите свою Родину, любите свою профессию, любите свою семью». Я не отделяю Михаила Дмитриевича от своей династии. Я воспринимаю его как родного человека. Он воспитал и создал меня как учёного, он был научным руководителем моего сына. Влияние его на нашу династию значимо. У Михаила Дмитриевича была формула счастья. Она звучит так: «Если вы с утра с удовольствием идёте на свою работу, а вечером с удовольствием возвращаетесь домой – вы счастливый человек». Я пожелал бы всем быть счастливыми людьми. 



Справочно:
Доктор технических наук, профессор, академик национальной академии наук пожарной безопасности.
Известный учёный в области разработки, создания и эксплуатации новых высокотехнологичных образцов пожарной и аварийно-спасательной техники, а
также обеспечения защищённости критически важных объектов экономики от крупных пожаров при экстремально низких температурах окружающей среды.
Под его руководством создан учебно-научный комплекс пожарной и аварийно-спасательной техники АГПС МЧС России.
С марта 2015 г. председатель диссертационного совета Д.205.002.02 при Академии ГПС МЧС России.
Михаил Владимирович награжден Почётной грамотой Президента РФ, а также многими другими ведомственными наградами.
Является научным руководителем работ по созданию пожарной и аварийно-спасательной техники нового поколения. Автор и соавтор более 150 печатных трудов, среди которых 8 учебников, 5 учебных пособий, 10 учебно-методических пособий, 7 рабочих программ, более 85 научных публикаций в журналах, материалах российских и международных научных и научно-технических конференциях, 8 патентов на изобретение, 8 патентов на полезную модель и 4 свидетельств на регистрацию программ для ЭВМ.
Пять учеников М. В. Алешкова защитили диссертации на соискание учёной степени кандидата наук.

Поделиться в соц.сетях